Кто кого? Как понимать первые переговоры Путина с Зеленским

В Париже прошел саммит «нормандской четверки», на котором обсуждались вопросы урегулирования конфликта на юго-востоке Украины. Каких-то весомых итогов переговоры не принесли, и в этом нет ничего удивительного. Минские договоренности, вокруг которых строится вся дискуссия между Россией и Украиной, остаются мертворожденными, и выполнить их в текущей геополитической обстановке не удастся.
Фото Кто кого? Как понимать первые переговоры Путина с Зеленским
Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

9 декабря в Париже состоялся шестой саммит «нормандской четверки» на уровне глав государств. В общей сложности он продлился почти шесть часов. Кроме президентов России и Украины Владимира Путина и Владимира Зеленского в переговорах также участвовали канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Эмманюэль Макрон. О чем договорились высокие стороны и почему во всем этом пока мало смысла?

Что решили?

Сразу после завершения переговоров было опубликовано итоговое коммюнике, сообщает РИА Новости. В нем руководители государств подтвердили приверженность минским договоренностям 2015 года, а также согласились продолжить работу по ряду направлений:

1. До конца года обеспечить «полное и всеобъемлющее соблюдение режима прекращения огня» в Донбассе и содействовать обмену пленными.
Однако если Зеленский на пресс-конференции по итогам встречи говорил о формуле «всех на всех», то Путин подчеркнул, что речь идет об «установленных» лицах. Это может стать проблемой, поскольку раньше многие обмены срывались как раз из-за того, что стороны не могли согласовать списки заключенных.

2. До марта 2020 года развести вооруженные силы в трех населенных пунктах Донбасса - Золотое, Петровское и станица Луганская - и начать процесс разминирования на освобожденных территориях.
То есть разведения войск по всей линии фронта не получится, а именно на этом ранее настаивала Россия. Но, судя по всему, пока выполнить это условие Зеленский не может при всем желании, поскольку не обладает достаточным влиянием на силовиков, в первую очередь добровольцев.

3. Продлить действие закона об особом статусе Донбасса и в будущем внести соответствующие изменения в конституцию Украины, чтобы придать этой норме постоянный характер.
«Изменения в конституции», - звучит весьма размыто. Россия под этим очевидно понимает федерализацию Украины. Но Зеленский категорически исключил такую возможность. А вот Путин подчеркнул, что особый статус территорий ДНР и ЛНР должен быть прописан в украинской конституции.

4. Провести новую встречу в «нормандском формате» через четыре месяца, на которой вернуться к вопросу о местных выборах в Донбассе и контролю над российско-украинской границей.

В минском тупике

От этих переговоров никто не ждал прорыва, и его не произошло. Проблемы здесь не столько в сложности дискуссии между Россией и Украиной, а в том, вокруг чего она ведется.

Reuters

Минские договоренности, на безальтернативности которых настаивает Россия, были приняты в 2015 году в разгар военного конфликта на юго-востоке Украины. Сверстаны и согласованы они были буквально за одну ночь «на коленке». Уже тогда многие политики и политологи отмечали, что выполнить их будет невозможно. И вот практика подтверждает эти прогнозы.

Граница преткновения

Россия требует, чтобы парафированный документ выполнялся неукоснительно и соблюдалась очередность всех его пунктов. Украина настаивает, что их можно менять местами.

Ключевой вопрос - выборы в ДНР и ЛНР и возврат контроля над границей с Россией. Украина настаивает на формуле «сначала граница, потом выборы». Россия ссылается на Минские договоренности, где написано, что контроль над границей переходит к украинцам на следующий день после выборов.

Для любого украинского президента такая формула неприемлема, ведь признанные выборы в ДНР и ЛНР узаконят сепаратистские режимы и приведут к появлению на Украине «государств в государстве».

Россия не готова отдавать контроль над границей до международно признанных выборов, поскольку опасается, что ином случае в перешедших под украинский контроль ДНР и ЛНР может начаться геноцид, как это происходило во время югославских войн в 1990-е. В итоге это тупик.

Ничья или поражение Зеленского?

По итогам переговоров Зеленский заявил, что пока между ним и Путиным - ничья. «Сегодня были какие-то уступки, я это почувствовал, - президент Украины. - Я не знаю, кто кого, сейчас правильно быть дипломатом, пока мы только начали говорить. Давайте пока скажем - ничья» (цитата по РИА Новости).

Reuters

Но в перспективе ситуация выглядит для Зеленского нехорошо. России фундаментально выгоден формат «ни мира, ни войны». Она в этом случае сохраняет влияние на происходящие в регионе процессы и остается ключевым игроком в дальнейшем. По такому принципу за последние 25 лет у Грузии появились Южная Осетия и Абхазия, а у Молдавии - Приднестровье. В итоге статус-кво в этих анклавах не меняется уже много лет, что не мешает России сохранять политические и экономические связи с грузинским и молдавским режимами.

Но такое положение дел, скорее всего, не устроит Владимира Зеленского, который шел на выборы с обещаниями разрешить конфликт и объединить страну. Выполнения этих обещаний, вероятно, все активнее требует Европа, которую пятилетка войны уже утомила. В итоге пока можно говорить о ничьей, но следующий ход за Зеленским, и как бы ему не пропасть в цугцванг.

Хочешь понять, что происходит на самом деле?

Читай Телеграм канал и Яндекс. Дзен канал «Ясно Понятно».

Просто и доходчиво - о самых важных новостях в обществе, политике и экономике.

Без лишних слов расскажем о том, кто виноват и что делать.