Пропускной режим сдулся: почему новая система проверок в Москве тоже плоха

Московская полиция прекратила проверять пропуска в метро. Но мэрия уже заявила о том, что контроль разрешений на перемещение теперь станет автоматическим и будет осуществляться по проездным картам. Почему так нельзя и что все это значит.
Фото Пропускной режим сдулся: почему новая система проверок в Москве тоже плоха
Коллаж РИА Новости/@berserkerr89
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Режим пропусков на московском общественном транспорте не пережил и одного дня. После транспортного коллапса, который случился в городе утром 15 апреля, мэрия решила прекратить поголовные проверки разрешений силами полиции. И заявила, что контролировать перемещения граждан будет по-новому. Что готовят власти для горожан, и почему это опять не будет работать?

Выборочные проверки и проездные

После утренней давки в метро уже в среду днем полиция прекратила проверять пропуска на входах в подземку. А департамент транспорта Москвы объявил, что пропускной контроль будет осуществляться автоматически.

«Мы проработали перевод проверки пропусков полностью в автоматический режим - через "Тройку" (которых выдано уже 35 млн), "Стрелку" или социальную карту», - сообщила пресс-служба дептранса в своем канале.

Вводить систему будут поэтапно. «Уже сейчас и до ввода автоматической системы, проверки в метро и всех других видах городского транспорта проводит не полиция, а контролеры ГКУ "Организатор перевозок". Проверки - выборочные, но они будут», - подчеркнул дептранс.

«Тройка», куда мчишься ты?

Итак, мэрия проиграла сражение, но пока что не войну. И теперь готовится от кондовых полицейских проверок перейти к инновациям. Однако пока все эти заявления по меньшей мере выглядят странно.

Хорошо, к транспортным картам и правда можно прикрутить пусть кривую, но все же работающую систему выдачи пропусков. Однако проблема в том, что и «Тройка», и «Стрелка» - неперсонифицированные проездные документы. Если соцкарта принадлежит конкретному человеку, то карты - нет.

Допустим, можно начать продавать карты по паспортам. Но это сразу незаконно. При этом неясно, а что делать с теми 35 миллионами, что уже выданы? Просто привязать к номеру карты все персональные данные, которые человек вводит при запросе пропуска? Это с какой стати? И каким законом РФ или указом правительства (мэра) такое разрешено?

Карту можно потерять, ее можно отдать другому человеку, ее, в конце концов, можно сдать обратно в кассу метро. И покупать разовые талоны. Их по паспорту будут продавать? А если человек платит банковской картой за проезд? Их реквизиты тоже в московский дептранс нужно сдать? А не треснет ли информационная база у ведомства Максима Ликсутова?

Что касается проверок пропусков контролерами на входе, то это совсем уж смешно. Они не имеют никакого права проверять у граждан документы. Тогда давайте уж поручим дворникам-гастарбайтерам следить за режимом самоизоляции. Документы проверять, полицию вызывать. Ну а почему нет? Они все равно никакой карантин не соблюдают, по улицам бродят, так что могут и надзорные функции выполнять.

Вирус пройдет, слежка останется

История с пропускным режимом в Москве теперь, скорее всего, начнет развиваться вне контекста борьбы с коронавирусом. Московская мэрия продолжит активно тестировать систему слежения за перемещениями горожан. Ведь только при ее наличии можно будет вводить полноценный пропускной режим. И чем дольше будет длиться в городе карантин на почве «коронабесия», тем больше будет у властей возможностей для отладки «большого брата». Который безо всяких «Троек» и «Стрелок», а также контролеров ГКУ будет следить, на чем и куда граждане будут ездить. И штрафы им выписывать быстро и регулярно.

Судя по тому, что происходит, именно идея создать полноценную систему контроля и наказания людей сейчас активно реализуется мэрией. А вирус… Ну, что вирус. Пройдет он. А пропуска, слежка и штрафы останутся.

Хочешь понять, что происходит на самом деле?

Читай Телеграм канал и Яндекс. Дзен канал «Ясно Понятно».

Просто и доходчиво - о самых важных новостях в обществе, политике и экономике.