Триллер обернулся фарсом: во что выродился московский карантин

Режиму самоизоляции в Москве исполняется два месяца. Он был введен 30 марта в рамках борьбы с эпидемией, но к июню выродился в фарс. Мы вспомнили, как это все начиналось, и вообразили, через какие стадии прошли жители столицы. А также попытались представить, что будет дальше.
Фото Триллер обернулся фарсом: во что выродился московский карантин
РИА Новости/Reuters
Facebook
ВКонтакте
share_fav

30 мая исполнится два месяца с момента введения в Москве режима самоизоляции. Мы решили вспомнить факты и представить, как горожане пережили это время. Начав со страха, пройдя через принятие и равнодушие, многие москвичи встречают две новые недели карантина желчным, а то и злобным смехом. Как все это было и когда наконец кончится?

Ты помнишь, как все начиналось?

Режим повышенной готовности был введен в Москве указом мэра Сергея Собянина еще 5 марта. Уже тогда многие юристы оценивали распоряжение градоначальника скептически, считая, что оно выглядит не слишком законно. Но в начале марта в мире уже в полную силу разворачивалась пандемия COVID-19. И на этом фоне многим было не до законности, причем не только в России.

Сначала все это выглядело не очень страшно. Закрывались спортзалы, бассейны, еще что-то, но, казалось, что все обойдется. Однако 25 марта президент Владимир Путин объявил, что российская экономика и граждане с 28 марта будут находиться на «вирусных каникулах». И тут кризис грянул в полную силу.

26 марта в столице самоизоляцию предписали лицам старше 65 лет. Это была среда. 28 марта - день начала общероссийского карантина - выпал на субботу и оказался весьма погожим. Жители российских городов, в том числе и Москвы, тогда еще воодушевленные началом «каникул», по доброй традиции отправились в скверы и парки жарить мясо и распивать спиртные напитки.

Теперь уже ставшие городскими преданиями рассказы гласят, что именно обилие «шашлычников» в городских зонах отдыха вывело из себя мэра Сергея Собянина. И он в порыве гнева отправил в карантин с 30 марта вообще всех. Конечно, это всего лишь байки. Очевидно, что к режиму полной самоизоляции городские власти готовились долго, и был введен он вполне планомерно.

Все это на первый взгляд выглядело жестко. Горожанам разрешалось сходить в соседний продовольственный магазин и аптеку, вынести мусор и выгулять собаку (не дальше 100 метров от дома). Ездить на работу можно было тем, кому этого не запрещал указ мэра. 1 апреля Мосгордума стремительно утвердила местные штрафы за нарушение режима повышенной готовности. Они составляют 4 и 5 тысяч рублей и с тех пор исправно пополняют городскую казну.

30 марта -12 апреля. Страх

В первую неделю самоизоляции город и правда испугался и притих. Абсолютно сюрреалистично выглядело пустое метро в утренний час пик и перекресток Ленинского и Ломоносовского проспектов без единой машины в 9:30 утра. Индекс самоизоляции «Яндекса» 31 марта поднялся до 3,4 пунктов с 1,3 пункта 26 марта. Люди сидели по домам, глядя на мрачные телерепортажи из европейских городов, где вирус бушевал уже в полную силу. И постепенно осознавали печальные перспективы продленных Владимиром Путиным до 30 апреля «вирусных каникул».

Однако страх - такое чувство, которое нужно постоянно нагнетать. Либо карательными мерами, либо реальным подтверждением опасности. За нарушение карантина в Москве почти никого не наказывали, на улицах города не лежали тела жертв коронавируса. И страх начал проходить. Уже 9 апреля индекс самоизоляции составлял всего 2,9 пункта.

13 апреля - 28 апреля. Принятие

Эти настроения быстро поняли в московской мэрии и предприняли новые меры по принуждению граждан к самоизоляции. С 13 апреля в Москве были введены электронные пропуска. Тогда казалось, что все это совсем незаконно, и вряд ли просуществует долго. Однако вышло иначе.

15 апреля пропуска начала проверять полиция. Случилась знаменитая уже «вирусная давка» в метро, за которую мэрии ото всех досталось. Однако пропуска не отменили, как многие надеялись, а сделали их «технологичными». Уже через неделю QR-коды для перемещения привязали к проездным на общественный транспорт и номерам машин. Система контроля над перемещениями горожан вышла на новый уровень.

Но ужесточение режима карантина не привело к нужному результату. Да, индекс самоизоляции достиг 19 апреля исторического максимума в 4,1 пункта. Но затем он начал снижаться. И эта тенденция сохраняется и по сей день. Москвичи сообразили, что и в этих условиях нужно как-то жить. Многие начали всеми правдами и неправдами получать пропуска, ходить, ездить, заниматься делами, несмотря на угрозы со стороны властей.

27 апреля - 14 мая. Отторжение

К концу апреля становится очевидным, что система разрешений на перемещения, как средство борьбы с вирусом, не работает и начинает вызывать негатив. Пропуска, которые всем навязывала мэрия, оказались «глючными». Они отменялись сами собой, восстановить их было сложно. Камеры фотовидеофиксации начали выписывать ошибочные штрафы. Печально известное приложение «Социальный мониторинг» превратилось в карательный «цифровой ошейник», да еще и несправедливо людей штрафующий.

Горожане не без причин стали подозревать, что карантин все больше служит лишь для пополнения бюджета и тестирования систем слежения за населением при помощи сбора персональных данных.

30 апреля, в пятницу, индекс самоизоляции упал до 2,8 пункта. Это ниже, чем 28 марта, когда город отправили на «кризисные каникулы». Круг замкнулся.

15 мая - … Смех

С 11 мая Россия из режима противовирусных ограничений начала выходить. Но Москвы это почти не коснулось. Режим жесткой самоизоляции был продлен до 31 мая. А майская погода и общая усталость от всего происходящего подтолкнула людей на улицы. 20 мая индекс самоизоляции составил 2,2. В метро вновь стало тесно, на улицы вернулись пробки. Казалось, карантину наступал конец.

Но не тут-то было. 27 мая после встречи с Президентом Владимиром Путиным Сергей Собянин объявил о том, что режим самоизоляции будет продлен до 14 июня. Гражданам разрешили гулять и заниматься спортом, но по сложному графику и под надзором полиции. Это вызвало взрыв смеха и гнева в соцсетях: «Прогулки по графику? Как в тюрьме? Нет, как в Москве!».

Интересно, кстати, что масочный режим с 1 июня ужесточается: теперь маски нужно также носить и на прогулках, и во время занятий спортом.

Последний указ мэра и правда выглядит, мягко говоря, странно и напоминает уже что-то из Салтыкова-Щедрина. Но пока в Москве действует режим «повышенной готовности», все выдумки мэрии оправданы: ведь с вирусом люди борются, а не с горожанами.

Что дальше?

Понятно, что все те, кто гулял по городу, будут гулять и дальше. Те, кто честно сидел эти 60 дней на карантине, вполне вероятно, не смогут разобраться, куда и когда им можно выходить на прогулки. И продолжат сидеть по-старому.

Вряд ли мы увидим рост числа штрафов за гуляния не по графику. Московская полиция, как кажется, уже смотрит на все происходящее в столице прохладно и в катавасию с самоизоляцией без особой причины не вмешивается.

После 14 числа, скорее всего, смягчение режима ограничений будет продолжаться. Конечно, мы можем еще увидеть какие-то смешные регулятивные «шедевры» от мэрии. Но приближение даты Парада Победы (24 июня) хочешь не хочешь, а будет подталкивать Сергея Собянина к тому, чтобы город приоткрывать.

И в реальности сейчас остался один, но важный вопрос: а что будет с пропусками? Нельзя исключать, что они сохранятся и после 14 июня. Никакого отношения к борьбе с COVID-19 они уже не имеют, поэтому мэрии важно максимально вынести эту историю за скобки антивирусных ограничений. Или даже вообще сделать так, чтобы она с повестки дня исчезла. А пропуска бы оставались как можно дольше. А то и навсегда. Они еще властям могут очень пригодиться.

Хочешь понять, что происходит на самом деле?

Читай Телеграм канал и Яндекс. Дзен канал «Ясно Понятно».

Просто и доходчиво - о самых важных новостях в обществе, политике и экономике.

Без лишних слов расскажем о том, кто виноват и что делать.