Карантинное шапито. Как российские цирки пережили эпидемию COVID-19

Коронавирус нанес серьезный удар по российским циркам. Особенно пострадали частные передвижные шапито. Государственный «Росгосцирк» находится в более выгодном положении. Но госцирки пока что не готовы безоглядно открывать свои двери для посетителей. Почему?
Фото Карантинное шапито. Как российские цирки пережили эпидемию COVID-19
РИА Новсоти/Максим Боговид
Facebook
ВКонтакте
share_fav

Эпидемия коронавируса нанесла серьезный удар по российским циркам. Многие передвижные шапито карантин застал в тех местах, где они начали гастрольный сезон 2020 года. В итоге труппы вынуждены были прекратить работу и фактически остались без средств к существованию.

У цирков государственной компании «Росгосцирк» дела обстояли не столь драматично. Но и перед ними сейчас встает вопрос: как работать в условиях сохраняющихся ограничений на массовые мероприятия и проблем с медицинской безопасностью.

Как российские цирки пережили эпидемию COVID-19, и что их ждет дальше?

Артисты без зарплаты, львы без мяса

В самой сложной ситуации в период эпидемии оказались частные цирки-шапито. Для них «высокий сезон» длится с апреля до поздней осени. Именно летом они зарабатывают себе на жизнь. Шапито прожили зиму 2019-2020 годов на полученные ранее прибыли, но не сумели войти в новый сезон и получили тяжелый «вирусный удар».

Например, запрет на проведение массовых мероприятий застал цирк-шапито «Адреналин» в Ангарске. Артисты успели дать два представления и продать билеты на третье. Но затем из-за карантина деятельность пришлось свернуть. В труппе цирка к этому моменту числилось 16 человек, в том числе четверо детей. При этом в представлениях участвовали четыре взрослых льва, леопард, дикобраз, три верблюда, конь, пони, две рыси, ослики, две змеи и много собак.

В итоге цирк был вынужден потратить все заработанные деньги на прокорм животных (один взрослый лев съедает в день до 10 кг мяса) и, по сути, остались без средств к существованию. Но артистам повезло - владелец площадки, где стоял цирк, вошел в их бедственное положение, заморозил платежи за аренду и электроэнергию, а также помог деньгами и продуктами. Ангарчане тоже откликнулись на призыв о помощи и начали переводить и приносить деньги, а также привозить продукты животным. И таких случаев по России этой весной было немало.

Некоторые цирковые продюсеры были вынуждены раздать животных в зоопарки или «в добрые руки», некоторым удалось достучаться до местных властей тех регионов, где они оказались к началу эпидемии. Кто-то сумел прибегнуть к помощи торговых сетей, чтобы обеспечить кормление животных. А артисты пошли работать кто курьером, кто таксистом, кто грузчиком.

Денег от государства животные не увидели

Когда началась эпидемия и стали появляться новости о том, что в тех или иных регионах частные цирки терпят бедствие, премьер-министр Михаил Мишустин поручил Минкультуры совместно с региональными властями проработать меры поддержки зоопарков, цирков, дельфинариев и океанариумов, которые пострадали от ситуации с COVID-19.

Помощь предполагали предоставить даже не людям, а животным, которых просто было не на что кормить. В итоге был проведен мониторинг ситуации, которая сложилась не только в цирках, но и в иных организациях, использующих животных в культурно- зрелищных целях. Об этом Anews рассказала цирковой продюсер Дарья Костюк, которая занималась решением этой задачи на стороне циркового сообщества. Данные собирали только у юрлиц или ИП - «белых» компаний, которые работают легально.

«Мы проверяли информацию о местонахождении животных, собрали данные по среднерыночной стоимости продуктов в тех регионах, где находятся организации с животными и многое другое. Все эти цифры были систематизированы и отправлены в Минкульт», - рассказала Дарья Костюк.

Эта информация должна была быть включена в план поддержки экономики, который шел на подпись премьер-министру. Но цирки из этого плана в итоге исключили. И сейчас непонятно, где брать деньги на помощь частным циркам. «При этом Минкульт нас всегда поддерживал и тут сделал все, что мог. Но дальнейшая судьба документа с просьбой о поддержке мне неизвестна», - заявила Дарья Костюк.

Впрочем, госпожа Костюк, еще не получив денег от государства, уже готовит проект отчета об их расходовании. «Это бюджетные средства, и с ними все непросто. Сейчас мы уже готовим ответы на вопросы, которые нам могут быть заданы. Мы, конечно, рассчитываем, что деньги придут», - подчеркнула продюсер.

Шапито без права на субсидию

Что касается цирковых артистов, то они могли рассчитывать на стандартные меры поддержки, которые государство оказывало всем пострадавшим компаниям этой весной. Но хотя бы каких-то денег многие циркачи так и не получили. И всему виной организационно-правовые проблемы.

«Те цирки-шапито, которые были зарегистрированы по определенному виду деятельности, смогли попасть в списки пострадавших предприятий и получить, например, субсидию и кредит на выплату зарплаты своим работникам. Но к такому виду помощи прибегло лишь небольшое число компаний. Ведь все шапито, как правило, оформлены в виде ИП, а некоторые существуют только сезонно и не всегда принимают работников в штат», - рассказала в интервью Anews заместитель директора по коммерческой деятельности ФКП «Росгосцирк» Татьяна Бушкова.

Между прибыльностью и безопасностью детей

У «Росгосцирка» ситуация выглядит гораздо менее драматично, поскольку предприятие получает субсидии от государства. При этом весна и лето для цирков госкомпании – низкий сезон. А вот если ограничения на показ цирковых представлений не будут сняты в ближайшее время, и возобновления работы цирков не произойдет октябре - ноябре, это приведет к значительным финансовым потерям, отметила Татьяна Бушкова.

Федеральное казенное предприятие «Росгосцирк» – самая крупная цирковая компания не только в Европе, но и в мире. Ее история началась в 1919 году. Сейчас она объединяет 35 стационарных цирков, 1 летний цирк и 4 полустационарных цирка-шапито по всей России. В «Росгосцирке» работают около 4,5 тыс. сотрудников.

При этом большинство российских передвижных цирков являются частными и в систему «Росгосцирка» не входят. Также отдельными компаниями являются Большой московский цирк и Цирк Никулина на Цветном бульваре.

Однако сейчас госцирки стоят перед дилеммой. С одной стороны, как только снимут ограничения, «Росгосцирк» хотел бы открыть свои цирки в регионах. Но если быстро открываться в каком-то урезанном формате, то возникает проблема финансовой окупаемости.

«Ограничение заполняемости зала не добавит успешности организации гастролей. Если цирки прямо сейчас открыться в формате «50% зрителей в зале», то у нас будет в лучшем случае заполняемость 30-40%. Я думаю, что многие родители просто не готовы повести детей в цирк, опасаясь заразиться коронавирусом», - рассказала Татьяна Бушкова.

Но задача «Росгосцирка» – зарабатывать деньги и обеспечить как минимум безубыточность проведения гастролей. «По моему личному мнению, которое разделяют многие участники циркового дела, с экономической точки зрения цирки лучше открыть чуть позже, но в полномасштабном режиме», - подчеркнула Татьяна Бушкова.

Тут крайне важен и вопрос безопасности: необходимо обеспечить безопасное пребывание зрителей в цирках. Тем более цирки несут повышенную ответственность, поскольку значительная часть их аудитории - дети.

Стучаться во все двери

Однако частные передвижные цирки ждать не могут и хотят спасти хотя бы часть сезона. Поэтому они готовы начинать работать прямо сейчас. В Краснодарском крае уже открывается проект с 30% заполняемости зала.

Но работать с такой загрузкой экономически нецелесообразно, поэтому продюсеры пошли на хитрость: они максимально сократили программу, снизив себестоимость. Но такой подход очень сильно бьет по качеству программы, полагает Татьяна Бушкова, отмечая, что зрители вряд ли будут в восторге от такого маневра.

«Владельцы частных цирков должны стучаться во все двери, просить поддержки, добиваться помощи. "Помогите нам, сохраните нас, иначе мы вынуждены будем сейчас прекратить свою деятельность и вряд ли когда-нибудь сможем восстановиться"», - такое мнение высказала Татьяна Бушкова.

Но проблема в том, что с протянутой рукой к властям всех уровней приходят тысячи бедствующих компаний. И окажутся ли цирки в числе обласканных вниманием государства предприятий – сказать сложно.